Версии повреждения центральной амбразуры ДОТа №196 в деревне Гомель

История оборонительных боев на территории Беларуси в начальный период ВОВ полна белых пятен. Причины: отсутствие связи (когда Ставка не знает, где находятся ее корпуса, командиры корпусов не знают, где находятся их дивизии, а комдивы не могут найти свои полки), дезорганизация войск, и, как следствие, поражение Красной Армии в приграничном сражении. Такое развитие событий самым губительным образом сказывалось на формировании единой картины происходящих событий, т.к. приказы, шедшие в войска, часто не соответствовали обстановке; большое количество документов было утеряно при отступлении, а те, что остались, давали лишь разрозненные данные. Но такая ситуация характерна не для всех участков фронта.

Например, история обороны Полоцкого УРа в общем известна достаточно хорошо, но отдельные эпизоды боев, многочисленные детали все еще неизвестны. К примеру, сохранившийся у д. Гомель ДОТ №196 имеет нехарактерное для окружающих его ДОТов повреждение – след от мощного взрыва, полностью разрушившего центральную амбразуру и частично перекрытия боевого каземата. Из-за отсутствия достоверных данных нельзя однозначно ответить на вопрос, что послужило причиной таких разрушений. В результате появились несколько версий повреждения ДОТа №196: попадание артиллерийского снаряда крупного калибра (предположительно – 240-мм), попадание авиабомбы (вероятнее всего, сброшенной с пикирующего бомбардировщика Ju-87), или подрыв амбразуры заложенным в нее зарядом ВВ. Эти версии имеют право на существование, т.к. ни одна из них не была полностью доказана.

Версия с попаданием крупнокалиберного снаряда является наиболее аргументированной, т.к. сохранились воспоминания немецкого солдата о штурме ДОТов батальонного района обороны «Т», в которых он указывает на причину, выведшую ДОТ №196 из строя – попадание снаряда, выпущенного из 240-мм гаубицы чешского производства. Некоторое количество таких орудий действительно состояло на вооружении вермахта. Они достались Германии после присоединения (аншлюса) Австрии в марте 1938г. и оккупации Чехословакии в марте 1939г. Германское командование придавало большое значение осадной артиллерии в операциях на Восточном фронте, т.к. ему было известно о наличии советских укрепрайонов на «новой» и «старой» границах.

Наиболее массовыми сооружениями советских укрепрайонов были пулеметные ДОТы типа «М». Предполагалось, что стены ДОТа толщиной 130-150 см и их перекрытия в 90-110 см должны выдерживать попадания фугасных снарядов калибра 105 - 155-мм. Более поздние сооружения, возводившиеся в 1938-39гг., должны были выдерживать попадания уже 203-мм фугасных снарядов. ДОТ №196 был построен в 1932 г. и не мог противостоять снарядам калибра более 155-мм. Поэтому 240-мм снаряд мог произвести значительные разрушения при попадании в ДОТ на любых реальных дальностях и с любых углов обстрела.

Характер разрушений в районе центральной амбразуры ДОТа №196 указывает на то, что снаряд попал под большим углом, что говорит о навесном характере стрельбы. Центральная амбразура была полностью уничтожена, двутавровые балки частично разрушены, частично вогнуты вовнутрь. Внутри боевого каземата частично разрушена одна из напольных стен. Стена напротив амбразуры имеет небольшие повреждения, в металлической обшивке каземата в районе левой амбразуры также наблюдаются повреждения, вероятно, от крупных осколков.

Минусом данной версии является отсутствие вокруг ДОТа воронок от пристрелочных выстрелов. Так как огонь велся из крупнокалиберного осадного орудия, то следует учитывать, что вероятность поразить с первого выстрела малоразмерную цель, которой являлся ДОТ, невелика. Нужно учесть, что маскировка ДОТа также препятствует ведению прицельного огня. Все это говорит о том, что пристрелочные выстрелы, равно как и воронки от них, должны были быть в районе ДОТа №196. С другой стороны, отсутствие этих воронок можно объяснить тем, что они могли быть засыпаны за прошедшие послевоенные годы.

Версия с попаданием в ДОТ авиабомбы также является достаточно вероятной. Взаимодействие родов войск было одним из краеугольных камней, на котором базировалась стратегия «блицкрига». Особое значение придавалось взаимодействию авиации и сухопутных войск. Поэтому, с началом Второй Мировой войны немецкое командование широко использует авиацию для поддержки наступающих войск, в первую очередь пикирующие бомбардировщики и штурмовики, превратив ее в аналог дальнобойной артиллерии. Основным немецким самолетом «поля боя» был пикирующий бомбардировщик Ju-87 «Штука». Этот самолет обладал достаточно скромными для начала 40-х годов характеристиками, но в условиях господства в воздухе немецкой авиации его недостатки не имели большого значения. Ju-87 был чрезвычайно эффективен против наземных целей: самолет отличался высокой точностью бомбометания и позволял поражать отдельные малоразмерные, в том числе и движущиеся, цели типа танк, ДОТ, малотоннажное судно. Бомбовая нагрузка достигала одной тонны и включала в себя различные виды авиабомб: фугасные, бронебойные, зажигательные и др. Фугасная авиабомба массой 500 или 1000 кг при прямом попадании могла вывести ДОТ из строя.

Штурм ДОТов первой линии БРО «Т» проходил 15 июля 1941г. Штурм поддерживали авиачасти 8-го авиационного корпуса «Рихтгофен», бомбардировщики которого активно наносили удары по позициям обороняющихся красноармейцев. ДОТы первой линии в д. Гомель также подверглись ударам с воздуха. С этой точки зрения повреждение центральной амбразуры ДОТа №196 можно рассматривать как следствие попадания фугасной авиабомбы (ФАБ) массой от 500 до 1000 кг. Конструкция ДОТов 1927-32 гг. не была рассчитана на противостояние авиационным бомбам, т.к. при их проектировании использовался опыт Первой Мировой войны, когда возможности авиации были очень скромными.

У этой версии также есть свои недостатки. Воронок от попаданий авиабомб в районе ДОТа №196 не наблюдается. Это может говорить о том, что ДОТ был выведен из строя первой же авиабомбой, сброшенной на него. Но вероятность такого события невелика. Следует учитывать, что в период Второй Мировой войны эффективность поражения цели с воздуха напрямую зависела от количества задействованных против нее самолетов. На современном этапе, с развитием высокоточного оружия, один самолет может поразить несколько целей, но в первой половине 40-х годов ситуация была обратной: для поражения одной малоразмерной защищенной цели выделялось несколько самолетов. Поэтому штурмовики и бомбардировщики выходили на цель группой. Следовательно, бомб, сброшенных на ДОТ, должно было быть несколько, что, в свою очередь, должно было оставить следы на земле вокруг ДОТа. Характер повреждений ДОТа вызывает аналогии с взрывом бетонобойной авиабомбы, тогда как немецкие ВВС использовали против малоразмерных долговременных сооружений преимущественно фугасные боеприпасы.

Версия с подрывом ДОТа зарядом ВВ также является достаточно вероятной. Германская армия приобрела большой опыт преодоления укреплений во время войны в Европе в 1939-40 гг., хотя немецкая тактика штурма ДОТов не претерпела особых изменений со времен Первой Мировой войны.
Для действия против долговременных огневых точек немцы создавали из саперов специальные блокировочные отряды. Такой блокировочный отряд состоял из 30–40 человек, разделенный на две группы: штурмовую (20–25 человек) и резерв (10–15 человек).

Наступление блокировочного отряда проводится следующим образом:
Под прикрытием артиллерийского, минометного и пулеметного огня блокировочный отряд небольшими перебежками пытается достигнуть проволочного заграждения перед долговременной огневой точкой.
Если нужно, дымовая подгруппа ставит непосредственно перед долговременной огневой точкой дымовую завесу. Ударная подгруппа проделывает проходы в проволочных заграждениях и пропускает подрывную подгруппу, которая подползает к ДОТу для разрушения выходящих на поверхность частей сооружения (броня, стволы орудий, пулеметы, вентиляционные отверстия). Через образовавшиеся после взрывов разрушения в амбразурах подрывники забрасывают защитников долговременной огневой точки ручными гранатами. С тыла под прикрытием дымовой завесы подбирается огнеметная подгруппа, которая выжигает входные двери казематов.

При правильной организации штурма и хорошем взаимодействии штурмовая группа имела большие шансы вывести ДОТ из строя.
Подобное развитие событий имело место и в ходе штурма дотов первой линии, в число которых входил ДОТ №196. Известно, что после артобстрела и бомбардировки с воздуха, против ДОТов были брошены штурмовые группы. Они сумели вывести из строя несколько дотов первой линии, понеся при этом значительные потери. Исходя из этой версии можно рассматривать повреждения центральной амбразуры ДОТа №196 как следствие подрыва мощного заряда взрывчатого вещества, заложенного в амбразуру во время штурма ДОТа.

Минусом данной версии является характер разрушений, причиненный ДОТу. Для того, чтобы полностью уничтожить амбразуру ДОТа и перекрытия боевого каземата (частично), нужен заряд ВВ массой не менее 50-100 кг (в зависимости от типа), при том, что заряды, которые использовали штурмовые группы, по массе не превышали 5-10 кг. Маловероятно, что штурмовая группа будет закладывать столь большой объем взрывчатого вещества только в одну амбразуру, при этом игнорируя остальные амбразуры ДОТа, которые остались неповрежденными.

У этой версии есть еще один недостаток: характер повреждений двутавровых балок перекрытия и металлической обшивки потолка – они вогнуты вовнутрь. Но если в действительности имел место подрыв амбразуры зарядом ВВ, то они должны быть выгнуты наружу.

Вывод: Как было замечено выше, все рассмотренные версии имеют право на существование, т.к. прямых доказательств какой-либо из них не найдено. Все версии имеют свои недостатки, поэтому пока возможно говорить лишь о большей или меньшей вероятности этих событий. Пока наиболее вероятной выглядит версия о попадании артиллерийского снаряда крупного калибра.


DSC07556
DSC07560
DSC07545